14:34 Суббота     16+
» »

Известные психи, чудаки и сумасброды в истории

Категория: Психические отклонения | Просмотров: 511 | Добавлено: 25.08.2016

Грань между чудачеством, сумасбродством и сумасшествием весьма зыбкая, и потому некоторых представителей этих категорий странных людей мы рассмотрим совместно, оставив за читателем право самостоятельно поставить «диагноз» каждому из них.

Вот, например, мадам де Бриз, богатая парижанка, жившая в позапрошлом веке, запомнилась своей эксцентричностью, которая проявилась и в ее посмертной воле.

Несколько дней спустя после смерти мадам адвокат собрал ее родственников, чтобы зачитать завещание.

Оно было кратким. В нем говорилось, что свои 125 тысяч франков покойная завещала снеговикам: она желала, чтобы их всегда одевали со вкусом, как принято у людей. Родные мадам заявили, что их любимая родственница была не в себе, когда оформляла свою последнюю волю.

Возможно, из чувства восхищения поступком мадам де Бриз по отношению к хищникам родственникам судья отказалась внести изменения в завещание. Она закончила суд такими словами: «Париж, как столица мировой моды, будет иметь и самых модных в мире снеговиков!»

В истории человечества было немало безумных правителей, но не настолько, как баварский король Отто I, который был коронован в 1886 году. Все бы ничего, но Отто был явно не в себе и его психическая болезнь с каждым годом правления проявлялась все сильнее. Он провел четырнадцать лет взаперти, его собственная семья боялась находиться вместе с ним.

Отто не беспокоило его заточение, он надолго оставался наедине с духами, жившими в ящиках его гардероба, и целыми днями беседовал с ними. Король  верил, что если он ежедневно будет убивать по одному крестьянину, то никогда не заболеет. Безумному королю не составляло труда выбирать себе жертв — это делали его слуги.

Один из них вручал Отто заряженный холостыми патронами пистолет, другой — переодевался в крестьянина и прятался в кустах. Когда Отто показывался в окне с пистолетом в руках, тот выходил из своего убежища и, заслышав выстрел, картинно падал...

В инсбрукской газете «Innsbrucker Nachrichten» 14 октября 1889 со ссылкой на неназванные источники в мюнхенских редакциях однажды появился любопытный подробный рассказ о жизни 41-летнего монарха.

:Согласно этому рассказу, Отто носил длинную и густую окладистую бороду, которая нуждалась в стрижке, однако когда к нему подходили с ножницами, король энергично сопротивлялся. Предлагали постричь его во сне, но никто не решился.

Король Баварии Отто I в молодости

Взгляд короля в большинстве случаев неподвижен, был направлен в пустоту. Только при виде старой служанки Мари, носившей Отто ещё в детстве на руках, он оживлялся и живо, отрывистыми фразами, просил принести какой-нибудь предмет, например, стакан пива. Тут же он забывал, что просил. Отто ходил всегда одетый в чёрное и проходил мимо людей, их не узнавая.

С ним было запрещено здороваться во время прогулок. Иногда безумный король останавливался в углу, бурно жестикулировал и говорил с воображаемым собеседником. Эти припадки сменялись приступами полной апатии, которые могли продолжаться днями.

Страстью Отто было курение. Он выкуривал от 30 до 36 папирос в день. Король не умел зажигать спички по одной; он чиркал сразу всю связку, закуривал и тут же выбрасывал спички.

Во время обеда с адъютантами, врачами и гофмаршалом король обычно ел охотно и много, пил пиво и командным голосом требовал шампанское, нормально пользовался ножом и вилкой, но салфеткой иногда пренебрегал, вытираясь о скатерть. Отто любил часто и подолгу принимать ванну.

Больше всего Отто ненавидел, когда закрывают двери. Все двери в течение дня были в замке открыты. Если король находил запертую дверь, то приходил в ярость и бил в неё кулаками. Однажды он разбил окна на улицу, и после этого там навесили железные решётки.

Отто не любил никуда ездить, возможно, потому, что во время выездов народ с любопытством и ужасом смотрел на него. Если приходилось всё-таки выезжать, карету подавали к заднему выходу. Бывали случаи, когда король, сев уже было в экипаж, в ужасе кидался обратно в дом и кричал: «Я не еду!».

В то время психология и психиатрия только делали первые шаги, кроме того, состояние здоровья монарших особ обычно окутывалось известным туманом. Отто (как и его брату Людвигу, которого, впрочем, многие современники считали здоровым) ставились предельно общие, ненаучные диагнозы вида «душевная болезнь», «скорбен умом». Кроме того, об их состоянии судили из отзывов третьих лиц. Современная наука считает, что оба царственных брата страдали от пограничного расстройства личности.

Задолго до того, как англичанина Уильяма Бекфорда охватила страсть к сооружению гигантских башен, он еще в детстве унаследовал от отца плантацию в Западной Азии, миллион фунтов стерлингов и роскошное поместье в Англии. Его опекун позаботился о том, чтобы Уильям получил самое лучшее образование. Мальчик обучался музыке у Моцарта, его учили арабскому и персидскому языкам.

В 1786 году в 26-летнем возрасте Бекфорд написал на арабском роман, который назвал «Ватек», — очень любимый Байроном и изучаемый во многих университетах мира. По неизвестным причинам Бекфорд перевел книгу на французский, а затем нанял переводчика, чтобы тот изложил ее на английском, и именно на этом языке она впервые была издана. В ней рассказывается, как один арабский султан построил громадную башню в надежде с помощью астрономии открыть все секреты космоса.

В 1790 году мечта главного героя книги передалась ее автору. С целью познания мира с помощью телескопа Бекфорд нанял самого знаменитого английского архитектора Джеймса Уайта, чтобы тот соорудил ему такую же великолепную башню, какую воздвиг герой его романа.

Бекфорд с нетерпением ждал окончания строительства Fonthill Abbey — так он окрестил свою мечту. Над сооружением башни 500 человек работали днем и ночью в две смены. За большие вознаграждения строители завершили проект — в 1800 году 130-метровая башня была достроена. Бекфорд не успел в нее перебраться — через неделю по окончании строительства башня разломилась пополам.

Fonthill Abbey после постройки и после разрушения

Бекфорд заново принялся за работу, только на этот раз с намерениями сделать башню более прочной. В ее строительство он вложил 273 тысячи фунтов стерлингов и семь лет жизни. Бекфорд прожил 15 лет в своем сооружении, до тех пор пока финансовые затруднения не вынудили его продать башню некоему Джону Фаркухару.

Через небольшой промежуток времени, после того как новый хозяин прижился в чудо-башне, она опять рухнула. Последующим и последним строением Бекфорда стала скромная 40-метровая башня на вершине холма, которую он заселил карликами. Уже в зрелом возрасте Бекфорда охватило чувство враждебности к женщинам, он понастроил их каменные фигуры, а у себя в коридорах соорудил специальные убежища для служанок, которые прятались в них, едва заслышав его шаги.

Бекфордова башня в Бате

В отличие от Бекфорда, который мог позволить и позволял себе все, американская миллионерша Хетти Грин жила как побирушка. Она родилась в 1835 году в Нью-Бедфорде (штат Массачусетс) и унаследовала от отца немалое состояние.

Богачка вкладывала свои деньги с большой осторожностью и умением, и уже через небольшой период времени ее наследство умножилось, достигнув ста миллионов долларов. Среди финансистов она была известна как волшебница Уолл-стрит.

Несмотря на все ее богатство, Хетти Грин вела жизнь нищенки. Например, когда она и два ее сына жили в Вермонте, один из них — Эдвард — сломал себе ногу, но любящая мамаша не вызвала врача, потому что, по ее мнению, это были бы слишком большие траты, и отвезла малыша в госпиталь Красного Креста, выдав себя за нищенку.

К несчастью, Эдварду там не стало лучше, — в конце концов ногу пришлось ампутировать. Хетти сделала так, что операцию провели в домике для гостей, чтобы не платить за пребывание в больнице.

В последние годы своей жизни Хетти жила в доме, где не было центрального отопления, и сидела на скудной диете, состоящей из лука и сырых яиц, в целях экономии газа. Гигиеническими средствами не пользовалась, стирала только какую-либо одну часть одежды, например часть юбки. Тем временем ее состояние продолжало расти. Она умерла в 1916 году. К тому времени накопления Хетти Грин составляли 125 миллионов долларов.

А вот неимущий американский бродяга Джон Чапман в течение сорока четырех лет только и делал, что сажал яблони! Многие яблоневые сады, существующие на сегодняшний день в США, являются памятником его любви к земле и живущим на ней людям. Этот странный человек, более известный как Джонни Яблочное семечко, родился в 1775 году в Спрингфилде (штат Массачусетс).

О его детстве и юности почти ничего не известно, за исключением того, что где-то в конце XVIII века он раздавал в Пенсильвании семена и саженцы яблони семьям, которые держали свой путь на восток. В 1801 году Джон появился с мешком семян в Кликвенд-Кантоне штата Огайо. Эти семена он взял в яблочных винодельнях Пенсильвании и Нью-Йорка. С тех пор и до дня своей смерти, наступившей в 1845 году, Джонни Яблочное семечко засеял яблонями более 160 тысяч квадратных километров.

Он имел обыкновение проходить несколько раз по одним и тем же дорогам, чтобы подстригать и прививать те деревья, которые посадил. Когда он бродил по дорогам, то обращал на себя внимание прохожих своим одеянием: вместо рубашки Джон носил кофейный мешок, вместо шапки — кастрюлю, в которой готовил себе еду. Это все, что ему было необходимо. Вместе с семенами Джон также раздавал Библию. Со временем Джонни Яблочное семечко стал народным героем. С годами легенды о нем все продолжали множиться.

До наших дней дошла история о том, как один из самых выдающихся поэтов Земли — Вергилий (70— 19 гг. до н. э.) потратил фантастическую сумму на похороны... мухи. Поэт обессмертил свое имя поэмой «Энеида», которая принесла ему всемирную известность. К тому же он был весьма обаятельным и на редкость остроумным человеком, о чем свидетельствует такой инцидент.

Когда в 49 году до нашей эры власть в Риме захватил триумвират в лице Марка Антония, Эмилия Лепида и Гая Цезаря Октавиана, был издан указ о конфискации земельных наделов для раздачи отставным военным. Под указ не попадали земли, отведенные под мавзолеи и кладбища.

Вергилий, обеспокоенный тем, что у него могут отнять имения, находившиеся вблизи Рима, устроил в своем доме грандиозные похороны мухи, которая, по его словам, являлась его любимицей. Несколько сановников произнесли прощальные речи, сам Вергилий также тепло попрощался с мухой.

Траурная процессия обошлась поэту в 800 тысяч сестерциев, по нынешним меркам — несколько больше 100 тысяч долларов. Похоронные ритуалы, которые совершил Вергилий, превратили его поместья в мавзолей. Таким образом поэт спас свои земли от захвата властями. Считать ли чудачеством то, как он это сделал, решит читатель.

А вот история еще более великой любви, которую маркиза Маргарита Тереза испытывала к своему мужу, маркизу Ваубруну. Даже смерть его не положила конец ее чувству. Получив 30 июля 1675 года известие о смерти мужа в городе Альтенхейме (Германия), Маргарита Тереза в короткий срок сделала все необходимое, с тем чтобы ей во Францию прислали сердце любимого супруга.

Вдова приказала сердце забальзамировать и поместить в стеклянный ящик. В течение всех последующих 29 лет жизни Маргарита Тереза проводила по семь часов в день, глядя на сердце своего любимого и тоскуя по нему.

Англичанин Уильям Нордмор (1690—1735) был прирожденным игроком. Больше всего он любил играть в карты, хотя с такой же страстью ставил и на лошадей и на политиков. Несколько лет подряд ему страшно везло, и так было до тех пор, пока он не поставил на кон свое состояние, оцениваемое в 850 тысяч долларов, и проиграл.

Нордмор поклялся больше не играть, но было поздно. Удача ненадолго покинула обедневшего юношу, но вновь вернулась к нему — только уже не за карточным столом, а в ходе предвыборной кампании. Люди, сочувствуя Нордмору, поддержали его на выборах в парламент в 1714 году. Эту поддержку он имел и в последующие выборы, вплоть до дня своей смерти. Таким образом он заработал солидный политический капитал.

В начале XII века японский император Сутоку был отправлен в трехлетнюю ссылку.

В течение этого времени он писал красными чернилами религиозные буддистские произведения.

Как оказалось, эти чернила были не чем иным, как его собственной кровью. Книга императора объемом 135 страниц содержала 10 500 слов.

Сутоку верил, что его старания не останутся не замеченными Буддой, что великий Бог, терпение и труд вернут ему утерянный трон. Исторические хроники свидетельствуют, что Сютоку вернул себе власть в 1114 году и еще целых двадцать лет оставался императором Японии.

:В 1595 году Мехмед III (1567—1603) взошел на трон Османской империи.

Еще в годы правления его отца, Мурада III, власть в Турции стала неустойчивой, поскольку султан жил под влиянием своего гарема.

Хотя генералы и одержали несколько внушительных побед, его сын Мехмед считал, что оставленная ему отцом власть представляет собой нечто вроде вешалки, которая в любой момент может упасть.

Поэтому в целях укрепления своей власти он решил установить в государстве политику террора и для начала приказал убить всех своих девятнадцать братьев, чтобы их смерть послужила угрозой для любого, кто имеет какие-либо виды на захват власти. Несмотря на кровавую бойню, Мехмед правил всего восемь лет — смерть решила воссоединить его с братьями.

Стоматолог Джованни Орсениго, практиковавший в Риме, хранил все зубы, удаленные им у пациентов за время с 1868-го по 1904 год. В собранной зубным врачом коллекции насчитывалось более двух миллионов выдернутых зубов! Выходило, что за один день работы он извлекал по 185 зубов, или шесть полных челюстей... Поскольку такая скорость удаления была невозможна в те годы, да и надобности в подобной быстроте не было, следует признать, что Орсениго зачем-то заимствовал зубы, удаленные у других пациентов его коллегами.

В заключение этой статьи расскажем об извилистой судьбе американца Фердинанда Уолдо Демара, одного из самых искусных обманщиков в истории человечества. Этот человек не хотел, чтобы какой-то незначительный, но отсутствующий документ помешал его профессиональной карьере.

Мошенничеством и обманом Демара открыл для себя все нужные двери в светское общество, которые до того были для него неприступны. Заранее зная, что ему понадобятся отменные характеристики и роскошные рекомендации, восхищавшие нужных людей, он сочинил фантастический перечень «своих» бывших заслуг и сам себе состряпал бумаги, под которыми стояли фальшивые подписи или выдуманные имена.

В течение корейской войны Демара умудрился получить приглашение на борт одного из судов Канадской королевской флотилии в качестве главного военного хирурга. Надо отметить, что, когда его пригласили оперировать, он сделал операции 19 матросам, и, если верить записям в бортовом журнале, все они прошли весьма благополучно!

Другая афера Демара на лжепрофессиональном поприще, когда он выдавал себя за профессора психологии с солидным стажем преподавания в различных университетах, также ему удалась. Он пользовался уважением и почетом у студентов, профессуры и администрации университета, где преподавал.

Когда же мошенничество было раскрыто, деятельность Демара на некоторое время затихла, чтобы возродиться в качестве консультанта по интернатам в одной из тюрем Техаса. Еще раз он блестяще сыграл свою роль, посмеиваясь над уровнем профессиональной подготовки своих легальных конкурентов.

Никогда ни одно учреждение, в котором он работал, не начинало против него судебного разбирательства, опасаясь за собственную репутацию. Умер он в 1982 году.

О жизни Фердинанда Демары в 1960 году написана книга «Великий самозванец», автор Роберт Криштон (The Great Impostor by Robert Crichton) и снят одноименный фильм с Тони Куртисом в главной роли. Зрители и критики были недовольны тем, что Тони Куртис совершенно не похож на крепкого, полного Демару, который весил почти 160 килограммов (350 фунтов).


Теги: чудак мошенник, скупердяй
Понравилась статья? Поделись или сохрани к себе на страницу!

Всего комментариев: 0
avatar
Вверх