23:23 Суббота     16+

Сестры-дюймовочки из Беларуси


  05.12.2015    Врожденные аномалии тела    : 943     : 0   Источник

Светлане Головко из Березы (Беларусь, Брестская область) 31 год. Старшей сестре Людмиле 35. Редкое генетическое заболевание не позволило девушкам дорасти до метра.

Однако любовь родителей и удивительный оптимизм маленьких женщин позволили им получить высшее образование, устроиться на работу, найти множество друзей, путешествовать и никогда не унывать.

Сестры пригласили меня к себе домой, как только вернулась с работы Людмила. У них комната в родительской квартире в центре Березы. Светлана открывает дверь, сестра тем временем запирает в комнате мамы любимую собачку Молли — чихуахуа чужих не любит, лает из-за двери.

Компьютер, швейная машинка, вышитые картины на стенах. Светлана с Людмилой — люди творческие.

— Света у нас главная рукодельница! — отдает лавры первенства Людмила. — Она, думаю, умеет, а если не умеет, то научится, делать все: вяжет, шьет, вышивает, из шерсти валяет, делает поделки в технике скрапбукинг.

С первых минут понятно, что девушки научились жить в неприспособленном для них мире высоких людей.

— Нас нередко спрашивают: вы двойняшки? Отвечаем: “Нет, тройняшки. Мама третья”. Без юмора не прожить. Надо с юморком ко всему относиться, — уверена Светлана.

Людмила добавляет: — Когда я слышу жалобы человека, что он толстый, что брюки не может купить те, что хочет, я понимаю — для него это проблема. Не такая, как у меня, но я сочувствую. А вообще, надо расставлять приоритеты. Если в семье все нормально — с родными, с близкими, — значит, человек счастлив.

Когда родилась Людмила, Вера Яковлевна и Николай Станиславович не подозревали, что с дочкой что-то не так. Врачи не пугали, давали надежду. Родилась Света — те же проблемы. Те же особенности физического развития — и ничего вразумительного от врачей. Маленький рост, как позже выяснилось, — результат редкого заболевания, которое не диагностировали на ранней стадии.

К несчастью, в семье Головко в плену генетического сбоя оказались сразу две дочки. После консультации у минских хирургов девочкам сделали операции по исправлению деформации ног.

— Ноги нам выпрямили. Благодаря этому ходим. Сейчас знаем, что мама очень рисковала, решившись отдать нас в руки хирургов. Потом сказала: “Все, хватит!” Всю жизнь можно лечиться, но решила, что пожить — и ей, и нам — тоже нужно, — философствует Светлана.

Каждый шаг для них счастье. Сетуют только, что после реконструкции улиц в Березе подняли бордюры и колясочников стало меньше. Сидят по домам. Людмила жалеет, что пришлось поставить на прикол велосипед:

— Мы на велосипедах раньше много катались, теперь сделать это непросто, хотя на тротуарах обозначили велодорожки. На проезжую часть нельзя, а на детском велосипеде на тротуар с высоким бордюром заехать сложно. Но так хочется выбраться куда-нибудь на велосипеде.

Девочки окончили школу № 3 в Березе. Школьные годы вспоминают только с удовольствием:

— Нас не обижали. Мы учились хорошо, но танцевать в школьном кружке, например, нам было не по силам. Не думали поступать, думали, скорее, о том, что будет после школы. Но этого очень хотела мама. Она не смогла получить высшего образования, мы выучились, можно сказать, за нее. Это была мамина мечта.

Людмила хотела осваивать музейное дело, но музееведение сняли с заочного. Поступила на заочное отделение библиотечного факультета в институт культуры. Светлана думала выучиться на юриста, но отец отговорил. Получила диплом факультета дошкольной психологии в педагогическом университете им. Максима Танка.

А вот трудоустроиться оказалось непросто. Ходили на прием к председателю Березовского райисполкома. Людмила вспоминает:

— Сказал, что не волшебник, но позвонил директору библиотечной системы — и меня взяли в районную детскую библиотеку, где я уже одиннадцатый год. Мои обязанности — работа с картотекой, периодикой и тематическими папками.

У Светланы все пошло сложнее:

— В райисполкоме сказали: “Ищите, а мы поможем”. Некоторое время проработала в детском саду руководителем кружка лепки из соленого теста. Мне предложили группу первого класса. В первый день сердце ушло в пятки. Понимала, что дети в первом классе уже выше меня ростом, какой я им авторитет? Боялась, начнутся вопросы, обзывания. Но как только я вошла, поняла, что это мое.

— Светка иногда такого педагога включает, — перебивает Людмила. — Дети во дворе называют ее тетей Светой. А вот когда мне предложили детскую библиотеку, я побоялась — из-за детей, не знала, получится ли общение.

Светлана вспомнила, как на нее однажды показал пальцем школьник во дворе: — Мол, смотри, смотри, какая маленькая. А его товарищ неожиданно, как взрослый, говорит: “Тебе повезло, ты здоровый”. Как на них обижаться — это же дети! По улицам нам не страшно ходить. Но мы любим гулять одни, без мамы. Мама реагирует на все. Огорчается. Материнское сердце щемит. А мы уже привыкли.

Несмотря на любовь к детям и отсутствие боязни насмешек, спустя четыре года Светлане пришлось отказаться от работы в детском саду:

— Через некоторое время проходила трудовую адаптацию в обществе инвалидов. Зарплату начислял центр занятости — по специальной программе для людей с инвалидностью. Но по завершении программы снова осталась без работы. Нечем платить. А им такой специалист, как я, очень нужен. Мы с мамой и на узел связи обращались, и в музей — ничего. Вот сижу дома, никому не нужная.

Но не унывает, надо отдать должное. Вышивает. Рисует. Лепит. Шьет. Купить одежду по размеру сестры могут только в “Детском мире”. Иногда заглядывают в магазин, но заказывают вещи обычно по интернету, а потом Светлана подгоняет по размеру. Говорят, стараются видеть вокруг хорошее:

— Часто собираемся с колясочниками, жарим шашлыки, общаемся. Не все нас понимают, а мы ведь люди. Просто наши возможности ограниченные. Когда Светлана работала в обществе инвалидов, приходили владельцы магазинов и просили написать бумагу, что их магазин — не первой необходимости для инвалидов, для того, значит, чтобы пандус не строить.

— Здоровый человек думает: какому инвалиду придет в голову делать ремонт? А почему бы и нет? У нас есть знакомая, которая своими руками это сделала, есть друг колясочник, который сам построил дом. Оформил кредит, выбрал материалы, нанял рабочую силу. И построил в деревне Заречье дом.

А еще сестры Головко не боятся путешествовать. Побывали в Крыму, в Болгарии, в Польше.

— Мы возим маму к морю, — шутят. — А она нам помогает сумки носить, в поезд подниматься. А замуж? Не могла обойти этот вопрос. Тема, как я поняла, в семье обсуждалась: — Если дети появятся, они лягут на руки мамы. Ей и так тяжело. Нет, никакого замужества, никаких детей!

На прощание Светлана подарила мне одну из своих работ — букет роз в тележке. Символичный скрапбукинг. Намек: впрягайся и вези свое счастье. Легким оно не бывает.

Фото из личного архива Людмилы и Светланы Головко
Автор публикации: Валентина КОЗЛОВИЧ



Теги: лилипут, карлик

Другие новости по теме:
Последние новости:
07.12.2016 Девушка едва не умерла из-за псориаза, а сейчас помогает другим больным
07.12.2016 Испанский хирург удалил огромную опухоль с лица кенийца
07.12.2016 Жительница Нью-Йорка покончила с собой из-за непереносимости звуков
07.12.2016 Жительница Тольятти всю зиму ходит в летней одежде и легкой обуви
07.12.2016 Омские хирурги пришили мужчине отрезанные пилой пальцы руки
Комментарии 0
avatar
Вверх